ОПРОС

Что на данный момент наиболее актуально для Баку?

Решение транспортных проблем, включая уменьшение заторов на дорогах
Решение экологических проблем, включая контроль над качеством воды, загрязнение атмосферы и т.д.
Решение проблемы перенаселенности города
Озеленение и развитие лесопаркового хозяйства
 

КАПИТАЛ

2016 – год банковских испытаний

2016 год обещает быть нелегким для азербайджанских банков, а значит в «подвешенном» состоянии могут оказаться финансы всех тех, кто доверил этим структурам свои деньги на хранение. Не исключен и кризис в банковском секторе. Заявление достаточно жесткое, и чтобы не быть голословными, обратимся к фактам.

Факт первый: ЦБА пытается скрыть истинное положение дел в банковской сфере

Центральный банк Азербайджана (ЦБА) не то, что недоговаривает, а конкретно пытается скрыть истинное положение дел в банковской сфере. Об этом свидетельствуют как действия этой структуры в течение последних месяцев, так и выступление председателя правления ЦБА Эльмана Рустамова в ходе состоявшегося в начале декабря пленарного заседания Милли Меджлиса, где он сказал, что совокупный капитал банковского сектора в последние годы вырос в 2 раза и составляет 4,2 млрд AZN. «С начала 2015 года по рекомендации ЦБА банки реструктуризировали более 110 тыс кредитов на сумму 600 млн AZN, что привело к смягчению месячной долговой нагрузки», - отметил он.

По его словам, банки сокращают процентные ставки, а в некоторых случаях даже не взимают проценты за продленный период реструктуризированного кредита. Также было отмечено, что с начала прошлого года банки предоставили кредиты на 7,5 млрд AZN, включая 5 млрд AZN на деловые цели, из чего следует, что оставшаяся треть займов носила потребительский характер.

Да, как бы ненароком Э. Рустамов признал, что 6,5% кредитного портфеля банков составляют проблемные, то есть просроченные займы. Но при этом не преминул добавить, что адекватность банковского капитала составляет 17% при международном стандарте в 8%, а ликвидность банков превышает нормативный 60-70%-ный уровень более чем в 2 раза.

Вывод председателя правления ЦБА был коротким, а главное оптимистичным: даже при самом пессимистическом сценарии банковский сектор сохранит свою платежеспособность.

Если главный банкир страны не лукавит, то возникает резонный вопрос, почему не были опубликованы результаты второй оценки финансового сектора (FSAP), которую провели в 2015 году совместно МВФ и Всемирный банк?

FSAP расшифровывается как Программа оценки финансового сектора и реализуется МВФ еще с 1999 года. Вторая оценка Азербайджана откладывалась долгие годы и когда, наконец, эксперты фонда ознакомились с состоянием финансового сектора страны и выявили все риски, то правительство запретило публиковать ее результаты. А Всемирный банк на основании данного документа готовит совместно с правительством и МВФ, так называемую, Дорожную карту реформирования банковского сектора для усиления его устойчивости против кризисных ситуаций.

Однако скрытничает не только все правительство, но и сам Центробанк. С весны и до конца 2015 года эта структура не публиковала на своем сайте ряд информаций, раскрывающих состояние банковского сектора. В результате, людям, доверившим деньги банкам, приходилось довольствоваться лишь апрельской статистикой и параллельно гадать о том, как там обстоят дела и каковы риски вложений. Информация появилась лишь в декабре и отражала состояние дел за ноябрь.

Факт второй: публикуется статистика далекая от реальности

Самое неприятное в том, что все последние годы ЦБА публиковало данные по кредитным ставкам банков совершенно, не стыкующиеся с реальным положением дел на рынке. К примеру, по данным этой структуры, средняя кредитная ставка банков Азербайджана в январе-октябре 2015 года не многим превышала 13%. Если учетная ставка самого ЦБА равна 3%, то банки ставят на свои кредиты ставку в 4,41 раза больше этого показателя.

Интересно, какой банк сегодня выдает займы под столь низкие проценты? На сайте ЦБА об этом ни слова. Там вообще приводится общая усредненная статистика и не показывается положение дел по каждому конкретному банку. Почему?

Насколько это правильно, если люди доверяют банкам свои деньги и при этом не могут ознакомиться с реальным положением дел ни на сайте этих структур, ни на сайте государственного регулирующего органа?

Как бы там ни было, но ЦБА утверждает, что по итогам сентября 2015 года средняя кредитная ставка банков Азербайджана в национальной валюте составила лишь 13,23%. Аналогичный показатель по кредитам в иностранной валюте оказался равен 13,24%. Как можно верить этим цифрам, если реально азербайджанские банки предлагают кредиты в манатах от 28 до 36% годовых? Причем, как показала практика, большую часть кредитов они выдавали не в манатах, а в долларах. Валютные депозиты составляли 67% всех депозитов банковского сектора на конец июня 2015 года. Люди об этом с удивлением узнали лишь после девальвации, когда их долги банкам непомерно возросли. Оказалось, что в большинстве договоров, где-то снизу, очень мелким шрифтом обозначалось, что кредит выделен в валюте, но выдан в манатах по текущему курсу. Никто этого не читал и не обращал внимания, поскольку все последние годы курс маната к доллару был неизменным. Но как только грянул гром, и банки по привычке пересчитали представленные им манаты в доллары, оказалось, что люди, получившие займы им должны.

Неужели Центральный банк Азербайджана об этом не знал? Если знал, то должен ли он в данном случае защищать только лишь интересы банков?

Факт третий: в 2015 году банки понесли серьезные потери

Стало ясно, что к тому времени капитал банков Азербайджана составлял лишь 4,092 млрд AZN. Также задним числом люди узнали о том, что оказывается еще в июне 2015 года этот показатель составлял 4,521 млрд AZN. То есть за несколько месяцев банки «похудели» на 0,5 млрд AZN. К этому еще следует добавить, что за отчетный период Центробанк отозвал лицензии у двух банков, сократив их общее число до 43.

Отметим, что параллельно с активами, ЦБА в конце года стал вновь публиковать данные и об активах, и выяснилось, что здесь потери исчисляются уже миллиардами. Если в мае 2015 года они достигали 29,238 млрд AZN, то по состоянию на начало ноября составили лишь 27,772 млрд AZN. А ведь это цифры с учетом нового курса доллара к манату. То есть резкий рост этого показателя случился после девальвации, когда банки пересчитали активы, номинированные в долларах.

Самый сильный удар азербайджанские банки получили, когда в 2015 году усилился отток депозитов. Если объем привлеченных ими депозитных вкладов с физических и юридических лиц за январь-июль составил 430,3 млн AZN, то годом ранее эта цифра была наполовину больше. Что касается выплат, то он увеличился в разы. В I полугодии 2015 года он достиг почти 1 млрд AZN, а с января по июль 2014 года люди сняли со счетов в целом 531,4 млн AZN, поскольку доверие к банкам и к политике Центробанка по регулированию курса маната к доллару было больше. К тому же, сравнивая данные за полугодия прошлого и позапрошлого годов, не стоит забывать и о курсе маната к доллару на каждое конкретное время. С учетом нового курса получится, что отток депозитов превысил 85% и эта цифра уже говорит сама за себя. При этом не учитывает курс на валюту, установившийся в самые последние дни 2015 года. Там разница еще больше...

Факт четвертый: государство пытается спасти банки именно от кризиса

Государство не просто пытается спасти банки от кризиса в 2016 году, но и настолько увеличивает полномочия регулирующего органа, что он теперь сможет контролировать в целом внешние долги частных хозяйствующих субъектов. Утвердив своим указом Закон «О государственном бюджете на 2016 год», Президент Азербайджана предписал ЦБА подготовить в течение месяца предложения по оздоровлению банковского сектора, усилению его устойчивости и укрепление системы страхования вкладов. Незадолго до этого председатель парламентского комитета по экономической политике Зияд Самедзаде сказал, что глава государства в рамках законодательной инициативы выступил с предложением расширить полномочия Центрального банка и предоставить ему право проведения инвентаризации внешних заимствований не только государства, но и частного сектора. Да, повод весьма благовидный, поскольку информация, полученная в процессе инвентаризации, может быть использована при оценке рейтинга страны. Однако, если учесть какие монополии господствуют в Азербайджане, принять во внимание, что в структуре каждого такого холдинга обязательно функционирует один или несколько банков, а также исходить из развернувшейся в 2015 году в нашей стране борьбы с коррупцией, можно предположить, что полномочия главного банка страны расширены также для того, чтобы он сумел контролировать долги, которые могли бы привлекать из-за рубежа холдинги в обход банков, а также предотвращать утечку из страны капиталов.

Ведь если объемы иностранного заимствования для банков ограничены нормативами ЦБА, то кредиты других структур никто в принципе не регулирует, и они могут занимать столько, сколько получится. Банки в данном случае будут выступать в роли гарантов возврата денег, что тоже очень опасно.

Азербайджанские банки и без того сегодня занимают гораздо большие суммы, чем раньше, и кредитором их выступает сам Центробанк. С января по октябрь прошлого года ЦБА увеличил рефинансирование банковского сектора на 62,4% по сравнению с аналогичным показателем 2014 года. К началу ноября эту сумма составила 5,219 млрд AZN.

Понять мотивы ЦБА можно. Помогая банкам деньгами, он, тем самым, помогает им продолжить финансирование экономики. То есть через частные банки ЦБА осуществляет вливание денег в частный сектор. Но не в таких же объемах. По итогам 10 месяцев прошлого года, такое рефинансирование обеспечивало более 30% эффективного банковского кредитования. И в эту цифру еще не вошли кредиты небанковских организаций и просроченные ссуды. А каковы будут объемы помощи ЦБА в 2016 году? По всей видимости, не очень большими, поскольку очень много денег он теряет, пытаясь сохранить манат от резкой девальвации. По состоянию на начало декабря объем валютных резервов ЦБА составил всего $6,246 млрд. Всего за месяц главный банк страны потерял больше миллиарда долларов. А ведь еще в августе 2014 года валютные резервы достигали $15,193 млрд.

Естественно, все мы стали свидетелями резкой девальвации, имевшей место 21 декабря 2015 года. Отголоски этого обвала маната испытываются еще сегодня. Ажиотаж был столь велик, что в последние дни ушедшего года доллар поднялся в цене до 1,8 манатов. И это был курс торговли самих банков, а на появившемся в те дни черном рынке американскую валюту стали предлагать за 2 маната. Пытаясь притормозить, Центробанк вначале закрыл все действующие при банках пункты обмена валют, разрешив торговлю лишь самим этим учреждениям, а в предпоследний день года вообще отказался выдавать банкам валюту для торговли. Этим главный банк страны фактически признал полную невозможность контроля за валютным рынком, предоставив ему барахтаться и самому выплывать из мутных вод дефицита на американский доллар. Вот такой вот «Новогодний подарок» гражданам...

Факт пятый: Fitch Ratings предсказывает...

Не так давно агентство Fitch Ratings провело презентацию отчета «Банковский сектор Азербайджана под давлением со стороны нефтяных и валютных шоков». Не станем анализировать услышанное, приведем лишь мнение этой структуры, которое сводится к тому, что способность покрывать убытки является ограниченной у большинства азербайджанских банков с учетом значительных рисков, с которыми они сталкиваются. Мысль раскрывается в следующей форме: «капитализация некоторых банков будет испытывать значительное давление в среднесрочной перспективе ввиду роста потерь по кредитам. Однако большинство банков имеет достаточно капитала, чтобы выдержать прямое влияние девальвации даже при экстремальном сценарии снижения курса маната еще на 40%». То есть банки еще смогут выдержать новую волну девальвации, но выдержат ли заемщики их дополнительное подорожание взятых ранее кредитов? Люди просто не смогут отдавать долги, общий объем которых к концу года составлял 43% всего банковского кредитования. А невозврат, как известно, способен подкосить любой банк и в целом систему.

Рауф Насиров

 
 
 
 
333