Лента новостей
    ОПРОС

Что на данный момент наиболее актуально для Баку?

Решение транспортных проблем, включая уменьшение заторов на дорогах
Решение экологических проблем, включая контроль над качеством воды, загрязнение атмосферы и т.д.
Решение проблемы перенаселенности города
Озеленение и развитие лесопаркового хозяйства
 

РЫНКИ и КОМПАНИИ

Подводные камни Турецкого потока

Восстановление российско-турецких отношений благотворно сказалось в первую очередь на судьбе совместных энергетических проектов - газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую».

Причем президенты России Владимир Путин и Турции Реджеп Тайып Эрдоган после первой же с момента примирения личной встрече выразили решимость форсировать реализацию этих проектов.

Как заявляют представители обеих сторон, переговоры по проекту строительства газопровода «Турецкий поток» (ТП) идут весьма активно. Российский газовый гигант «Газпром», который планирует осуществить этот проект, чтобы наладить поставки газа и в Турцию, и через ее территорию - в Европу, уже заявил, что получены первые разрешения турецкой стороны, которые позволяют начать изыскательскую работу.

Еще более оптимистично звучат заявления министра энергетики Александра Новака, уверенного в том, что уже в октябре может быть подписано межправительственное соглашение по проекту.

«Мы рассчитываем в октябре выйти уже на согласование проекта межправсоглашения, подписание его и начало работ по реализации первой ветки после получения всех необходимых разрешений на строительство, на изыскания в территориальных водах Турции, в экономической зоне Турции», - заявил в конце августа Новак.

Интерес к этому проекту взаимный, обе стороны и не скрывают этого, однако скептики, коих немало в экспертном сообществе, полагают, что «подводных камней» немало. Они были и до кризиса в российско-турецких отношениях, не разрешены и сегодня.

Поэтому и успех реализации такого важного, казалось бы, экономического проекта, как «Турецкий поток», ставится под сомнение, тем более, что он имеет серьезную политическую нагрузку.

Новая конфигурация проекта

Судя по высказываниям российских официальных лиц, конфигурация проекта видоизменилась. Когда российский президент впервые объявил о нем в конце 2014 года, речь шла о газопроводе, который заменил бы «Южный поток» и поставлял газ не только Турции, но и Европе.

Мощность планировавшихся четырех веток газопровода должна была составлять 63 млрд м3. Из них только одна, с пропускной способностью в 15,75 млрд м3 в год, предназначалась для доставки газа турецким потребителям, а 3 остальные - для Европы. Протяженность морской части определена в 910 км, наземной по турецкой территории - 180 км.

Первую ветку газопровода по дну Черного моря планировалось ввести уже в конце 2016 года, через 2 года после подписания меморандума о взаимопонимании между «Газпромом» и турецкой государственной трубопроводной компанией Botas.

Затем из-за неясности ситуации с тем, как почти 50 млрд м3 газа в год будет поставляться европейским поставщикам от турецко-греческой границы, проект был сокращен до 2 ниток.

Теперь же российские официальные лица говорят уже только об одной ветке газопровода, предназначенной для поставок топлива в Турцию. По словам министра энергетики Новака, цель эта может быть достигнута к концу 2019 года. Возобновление работ на второй ветке может произойти лишь после получения гарантий от Еврокомиссии. Еще определенней на этот счет высказался президент Путин, заметив, что гарантии должны быть «железобетонные».

Слова о гарантиях не случайны. Россия уже немало потратилась на строительство «Южного потока», на который, по разным оценкам, ушло от $4,5 до $5 млрд. В его провале Россия винит Евросоюз, но и не оставляет надежд на возобновление строительства. Болгария время от времени подает знаки о желательности такого развития событий, тем более, что в ее порту Бургас до сих пор лежат секции труб, принадлежащие «Газпрому».

Аналитики считают, что именно эта ситуация, когда проекты начинались и затем сворачивались, заставляет российские власти оставлять окно для маневра. Ведь проект «Турецкий поток» застопорился еще до того, как были испорчены политические отношения между двумя странами.

«Газпром» тогда не смог договориться с турецкой стороной по скидке на газ. А вот теперь козырь в виде возможности вернуться к «Южному потоку» может стать хорошим подспорьем для того, чтобы выторговать лучшие условия - едва ли у Турции пропало желание получить от «Газпрома» скидки.

Хабовые запросы Турции

Впрочем, все это не мешает руководству Турции говорить о планах по созданию энергетического хаба на своей территории, на границе с Европой, и даже предлагать варианты, как сделать это лучше и выгоднее.

«Турция готова разделить с «Газпромом» пополам затраты на наземную часть ТП, - заявил Эрдоган журналистам в самолете на обратном пути из Санкт-Петербурга после августовской встречи. - Мы сообщили (российской стороне), что никаких проблем с проектом «Турецкий поток» нет. Единственное, мы предложили разделить пополам расходы на прокладку части трубопровода, которая будет на нашей территории». Он также добавил, что есть «определенные договоренности» о паритетном финансировании морского участка газопровода.

Старший аналитик по нефтегазовому сектору Raiffeisenbank Андрей Полищук считает это хорошей новостью - это снимет часть рисков с самого «Газпрома». Правда, тут же задается вопросом: «А что хочет взамен Турция?»

Известный же эксперт и глава консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин считает, что у Турции и России в целом могут быть разные представления о паритетном финансировании. «По оценке Сбербанка достройка «Турецкого потока» обойдется в $4-5 млрд, Россия уже вложила в проект много денег - только услуги Saipem по морской части стоили больше миллиарда, «Газпром» остался должен итальянцам более $0,8 млрд. Возможно, эти затраты придется капитализировать в ТП», - отмечает он.

Другой эксперт, партнер консалтинговой компании Rusenergy Михаил Крутихин, говорит, что ему сложно представить механизм совместного финансирования. «Ну, давайте посмотрим, кто будет финансировать уже построенную инфраструктуру на территории России и прочие потери, которые «Газпром» понес при строительстве «Южного потока», превратившегося потом в «Турецкий». $17 млрд - что, Эрдоган поделит пополам и возьмет на себя часть этих потерь?..Зачем вообще Турции эта структура по транспортировке газа?», - говорит он. По его словам, Турция прекрасно обходится газопроводом, который из Азербайджана идет через ее территорию, трасса сейчас расширяется, строится новый газопровод. Турция будет транзитной территорией каспийского газа в сторону Европы, а российский газ там встретит ожесточенную конкуренцию. Причем, он ее проиграет, ведь даже сейчас в Германии продается ниже себестоимости добычи и транспортировки плюс налоги. «И причем здесь половина расходов Турции? По-моему, это просто риторика, которая ничем практическим подкрепляться не будет».

Сразу после санкт-петербургской встречи министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу предложил подключить продвигаемый Россией трубопровод «Турецкий поток» к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), по которому с 2020 года будет поставляться азербайджанский газ в Европу. По его словам, посредством ТП Анкара будет закупать для собственных нужд лишь 16 млрд м3 российского газа в год, остальные объемы могут быть экспортированы посредством TANAP.

TANAP, стоимостью $9,2 млрд, предусматривает транспортировку газа с азербайджанского месторождения «Шах Дениз» от грузино-турецкой границы до западных границ Турции. На греческой границе он соединится с другим газопроводом - Транс-Адриатическим (ТАР), который уже через Албанию и по дну Адриатического моря выйдет в Италию.

По мнению Андрея Полищука, «Газпром», конечно, рассмотрит сценарий возможного объединения с TANAP, но скорее всего компания все-таки рассчитывает на самостоятельное развитие проекта в сторону ЕС.

А что Еврокомиссия?

Те, кто отслеживал события вокруг ТП до заморозки проекта, помнит, что такие предложения турецкая сторона высказывала и в прошлом году. Еврокомиссия тогда отнеслась к этому достаточно неодобрительно, заявляя, что Южный газовый коридор (ЮГК) и его составляющая TANAP направлены на то, чтобы диверсифицировать не только маршруты поставок газа в Европу, но и их источники. Именно так ЮГК может играть роль проекта, обеспечивающего энергобезопасность Старого Света.

В ответ на запрос представитель ЕК напомнил, что «комиссия, в частности, стремится к диверсификации источников газа, контрагентов и маршрутов, с целью уменьшить чрезмерную зависимость от одного доминирующего поставщика или маршрута». И любая инфраструктура, которая пересекает границы ЕС, должна соблюдать его законодательство.

В отношении российских инициатив более определенно еще в феврале этого года высказался вице-президент ЕК, который занимается вопросами создания Единого энергосоюза, Марош Шевчович. По его словам, не все российские газопроводы, направленные в Европу, используются на 100% их мощностей и при строительстве новых трубопроводов оператор должен исходить из их коммерческой целесообразности.

Стоит ли овчинка выделки?

Аналитики высказывают также опасения, что желание России сократить до минимума экспортные поставки через Украину может иметь неожиданный и неприятный для «Газпрома» эффект. По словам Михаила Корчемкина, побочным эффектом может стать потеря части Балканского рынка. Дело в том, что даже строительство одной ветки ТП приведет к высвобождению значительной мощности Трансбалканского газопровода (ТБГ) для реверса. (ТБГ - это линия, по которой российский газ через Украину попадает в Балканские страны и Турцию). В свою очередь, это откроет доступ в него азербайджанскому, а в будущем иранскому, иракскому и туркменскому газу с возможностью поставок на рынки Болгарии, Румынии, Греции и Македонии. «Проект стоимостью более $20 млрд может привести к потере части Балканского рынка. Затраты на экспорт газа вырастут само собой. В активе останется только радость по поводу сокращения украинского транзита», - отмечает Корчемкин, добавляя, что перемычку между Тanap и ТБГ можно построить быстро и дешево.

Турция и другие партнеры TANAP не прочь получить доступ к Балканскому рынку. Азербайжанская госнефтекомпания, являющаяся основным совладельцем ТANAP, уже давно обсуждает возможные поставки своего газа в Болгарию, Хорватию, Словению и даже Венгрию. И это помимо законтрактованных объемов в рамках второй очереди разработки каспийского месторождения «Шах Дениз», для экспорта газа с которого вся эта инфраструктура ЮГК и строится.

Вновь о Посейдоне

Если ТП все же выведет некоторые объемы российского газа к греческим границам, остается вопрос: как же он будет транспортироваться дальше? Некоторые специалисты уверяют, что из Греции он может попасть и в Италию по ТАР. Его первая очередь мощностью 10 млрд м3 газа в год выведена из-под действия правил Третьего энергопакета. Но «Газпром», как любая другая компания, благодаря тому же Третьему энергопакету ЕС, может сделать заявку на его будущие мощности.

Однако, для этого требуется время и немалые затраты. Кроме того, «Газпром» подобных попыток до сих пор не делал и к ТАР с запросами не обращался. Скорее наоборот, рассматривал собственный вариант выхода в Италию через Грецию. Еще в феврале «Газпром» подписал меморандум с греческой Depa и итальянской Edison об организации южного маршрута поставок российского природного газа в Европу по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и из Греции в Италию.

По мнению Полищука, для «Газпрома» важно иметь преимущественное право по поставкам в любом газопроводе. Поэтому неважно как называется проект, это может быть тот же ITGI Poseidon, главное, что он даст возможность прокачивать российский газ по европейской территории.

Это подтверждают и последние переговоры между министрами энергетик России и Греции, где обсуждался вопрос выведения газопровода ТП в греческой границе, с тем, чтобы с помощью созданной здесь инфраструктуры поставлять топливо в Грецию и другие Европейские страны.

Корчемкину же такой сценарий не представляется реальным. «Едва ли кто-то захочет строить еще один газопровод в Италию», - говорит он.

Будет - не будет

Несмотря на все подводные камни и нерешенные вопросы, многие эксперты склонны оптимистично смотреть на шансы ТП стать реальностью. По мнению аналитика Raiffeisenbank, шансы ТП достаточно высоки, «по крайней мере, для первой нитки, которая предназначена для турецкого потребления».

Но немало и тех, кто не склонен разделять подобный оптимизм. Глава консалтинговой компании East European Gas Analysis считает, что проект обречен на неудачу - слишком много препятствий и слишком мало экономического смысла. «Без новых газопроводов и новых контрактов «Газпром», в лучшем случае, сможет поставлять по Турецкому потоку только те объемы, которые сейчас идут по Трансбалканскому газопроводу (ТБГ) - менее 17 млрд м3 в год. Инвестировать более $20 млрд для перенаправления такого небольшого объема, да еще и с тенденцией к сокращению не имеет никакого экономического смысла», - говорит он.

Словом, переговоры идут, варианты рассматриваются, а эксперты высказывают свои соображения. Ситуция станет яснее, когда Россия и Турция подпишут межправительственные соглашения по проекту, которые позволят ему перейти в плоскость решения коммерческих и технических вопросов.

Кямаля Мустафаева

 
 
 
 
333